Размер шрифта Уменьшить размер шрифта Увеличить размер шрифта    Цвета сайта Чёрно-белая палитра Инвертированная палитра Специальная палитра    Изображения Цветные изображения Чёрно-белые изображения Отключить изображения    Обычная версия
На главную страницуОфициальный сайт ГБОУ  
На главную страницу Санкт-Петербург  
 о школе 
 Сведения об ОО 
 учеба 
 жизнь 
 персоналии 
 история 
 учителям 
191015 Санкт-Петербург
ул Кирочная, д. 54
тел. (812) 275-21-24
 school163@mail.ru

Пресса о нас

«Первый институт»

Какой институт был в нашем городе первым? Ответ звучит неожиданно: Мариинский женский. Дело в том, что учебные заведения в России стали называть французским словом «институт» лишь в начале XIX века, а до этого оно использовалось только в юриспруденции. Учебные заведения именовались иначе: например, возникший в 1764 году Смольный институт — Воспитательное общество благородных девиц, старейший Горный институт — Горное училище.

Официально в 1800 году «Мариинским для сирот институтом» стало называться небольшое училище, открытое тремя годами раньше для сорока бедных сирот мещанского сословия — дочерей купцов и ремесленников. Оно готовило воспитанниц «к педагогической деятельности или к рукоделию и хозяйству, столь необходимому в семейной жизни», в течение 4-8 лет, в зависимости от успехов. Программа была довольно широкой: кроме общеобразовательных предметов «мариинки» изучали немецкий и французский язык и литературу, рисование, пение, рукоделие и поварское искусство. Подобно другим женским учебным заведениям той поры, институт был закрытым — воспитанницы покидали его стены дважды в год, на летние и рождественские каникулы, а первые десятилетия не дозволялось и этого.

Вначале Мариинский институт находился вместе с Повивальным институтом в доме графини Зубовой у Калинкина моста, а в 1814 году его перевели а дом у Львиного мостика на Екатерининском канале. Так как а 1820-х годах здесь училось уже больше ста воспитанниц и помещение сильно пострадало при наводнении 1824 года, встал вопрос о постройке нового здания. В конце января 1835 года были отпущены средства, недалеко от Смольного приобретен большой участок, и велено «вменить архитектору Штакеншнейдеру в непременную обязанность скорейшее изготовление плана, фасада и сметы новому зданию».

Андрей Иванович Штакеншнейдер, знаток архитектурных стилей, был одним из самых талантливых архитекторов середины прошлого века и прославился возведением величественных городских и пригородных дворцов: Мариинского на Исаакиевской площади, дворца Белосельских-Белозерских у Аничкова моста, Николаевского на нынешней площади Труда, Бельведера в Петергофе. Мариинский институт на Кирочной (ынне ул. Салтыкова-Щедрина, 54) — одна из ранних и малоизученных его работ.

В апреле 1835 года проект Штакеншнейдера был утвержден, и начались работы, за которыми следила строительная комиссия министерства финансов. Сумма, отпущенная на строительство, была невелика, и министр финансов граф Канкрин распорядился использовать при постройке «все те материалы без исключения, кои остаются без особого назначения от собора всех учебных заведений» (то есть Смольного собора; внутренняя отделка которого в это время заканчивалась).

Трехэтажному на высоких подвалах зданию, добротному и скромному, архитектор придал монументальность, лаконично использовав детали отделки, характерные для русского позднего классицизма. Позади здания придворный садовник Альберт «без всякой платы трудился» над устройством обширного сада для прогулок. Летом 1837-го институт переехал в новое здание, которое, как позже вспоминала одна из воспитанниц, «показалось нам дворцом».

К середине прошлого века Мариинский институт, воспитанницы которого получали диплом домашних учительниц и право содержать пансионат, не уступал по программе привилегированному Смольному. Его инспектором был академик Иоганн Брандт, организатор Зоологического музея, на выпускные экзамены непременно приезжал ректор университета Петр Плетнев, а в «Комитете для обозрения дел Мариинского института» подвизался Владимир Одоевский.

Многочисленны и разнообразны были занятия Одоевского — писателя, музыканта, критика, помощника директора Публичной библиотеки, заведующего Румянцевским музеем... Многие считали его чудаком, о благотворительной деятельности князя иронически отзывался Некрасов в стихотворении «Филантроп», острословы язвили: «великий человек на малые дела». Одоевский же отнюдь не считал малые дела — ненужными. Важно не то, полагал он, какое дело ты делаешь, большое или малое, а то, как ты его делаешь — хорошо или плохо.

В Мариинском институте Одоевский старался на практике осуществить то, чему посвящал свои педагогические статьи — широкое, энциклопедическое образование и соединение науки с жизнью. Даже его жена Ольга Степановна, когда приезжала в институт, целый день проводила на кухне, обучая воспитанниц кулинарии. По требованию князя преподаватель Швиттау должен был «практически показывать, как приготовляют разные продукты из молока, квасу, уксусу и пр.». В эти годы Одоевский был увлечен химией, что принимало порой анекдотическую форму. По словам писателя Соллогуба, он подавал приятелям к обеду «химические соусы, до того отвратительные, что даже теперь, сорок лет спустя, у меня скребет на сердце при одном воспоминании о них». Пришлось их, видимо, попробовать и воспитанницам института.

В разное время в институте преподавали известные педагоги: профессор истории русской литературы Орест Миллер; зоолог Карл Сент-Илер; один из лучших педагогов-словесников Владимир Стоюнин; член »Земли и воли», редактор журнала «Дело» Григорий Благосветлов. А когда учебную часть возглавил известный педагог Лев Модзалевский, автор популярных «Очерков истории воспитания и обучения», возникла мысль об открытии педагогических курсов.

К началу XX века институт стал крупным специализированным учебным заведением с педагогическими курсами, где училось больше двухсот воспитанниц. Когда в 1904-1905 годах архитектор Иван Коковцев снова расширил здание пристройкой слева, разместив в ней столовую и музыкальные классы, для покрытия расходов дирекция решила застроить доходными домами часть огромного сада.

Некоторые старые деревья вырубили, по саду проложили узкий Мариинский проезд, а в 1904-1905 годах академик Александр Красовский построил два многоэтажных дома: один — на углу Кирочной и Таврической, другой — вдоль переулка, фасадом на Кавалергардскую (ныне ул. Красной Конницы). В стене этого дома, обращенной в сад института (сейчас здесь школьный стадион стадион), окна были сделаны «с ребристыми стеклами, чтобы не было возможности смотреть через эти окна ни в институтский сад, ни обратно».

Старинное здание Мариинского института, надстроенное после войны этажом, дошло до наших дней почти таким, каким возвёл его полтора века назад Андрей Штакеншнейдер, и по-прежнему в нем учатся: сейчас здесь средняя школа № 163 Смольнинского района.

Александр КОБАК, член общества охраны
памятников истории и культуры.
На фото Г. Высоцкого —
дом 54 по ул. Салтыкова-Щедрина.

Газета «Смена», 1980-е годы.

 

alt: «Первый институт»

 

Версия для слабовидящих
Объявления

Наша кнопка:

© К. Поляков 2008-2022